сценарий праздник ЧеховаПредлагаем вам оригинальный литературный сценарий школьного праздника - вечер по творчеству Антона Чехова. Данный сценарий написан в увлекательной форме - театрализация произведений Чехова. Вы можете использовать этот интересный сценарий школьного праздника книги при проведение и организации праздников:  школьный чеховский вечер,  литературный праздник  по Чехову в старших классах школы, день Чехова в библиотеке, чеховский вечер в ВУЗе.

 Сценарий праздника книги в школе, ВУЗе или библиотеке: «ОДИН ДЕНЬ В ГОРОДЕ  N» ПО МОТИВАМ ПРОИЗВЕДЕНИЙ ЧЕХОВА

  Театрализованный вечер по творчеству Антона Павловича Чехова

(автор: Коломиец Лидия Петровна, режиссер, сценарист)

 Внимание! авторский контент! запрещено к перепечатке!!!  

ЧЕХОВСКИЙ ВЕЧЕР. ВОДЕВИЛЬ. (сценарий театрализации - чеховский вечер праздник)

«ОДИН ДЕНЬ В ГОРОДЕ  N» ПО МОТИВАМ ПРОИЗВЕДЕНИЙ  А. П. ЧЕХОВА.

(звучит музыка П.И. Чайковского «Времена года»).

Библиотекарь: (подходит  к выставке «Краткость – сестра таланта». Берет в руки картотеку «Писатель и время»)

Библиотекарь: Деятельность Антона Павловича Чехова началась в ту пору, когда прекратилось творчество таких наших корифеев, как Тургенев, Достоевский, Островский. Остался один Толстой, но и тот, написавши Анну Каренину, почти прекратил художественную деятельность, занявшись разрешением богословских и философских вопросов. Во время этого застоя и выдвигается А. П. Чехов. 80-е годы девятнадцатого века: духовное затишье и растерянность. Люди были маленькими, эмоции – мелкими. Роман у Чехова не вытанцовывался. Антон Павлович Чехов рассказы и пьесы писал маленькие – соответственно эпохе. «Умею коротко говорить о длинных вещах», - писал Чехов. О каких же «длинных» - то есть весьма серьезных – вещах говорят смешные короткие рассказы и пьесы А. П. Чехова? 

(Звучит Канкан. Появляется дама-распорядительница вечера) 

Дама: Здравствуйте, бонжурте, уважаемые дамы и господа! Же ву при! Же ву при! Господа, прошу вас, присаживайтесь! Наш спектакль начинается!

(на сцене вывеска  Ресторан «Славянский базар». Девушки танцуют Канкан)

Господин у телефона: Алло! Алло! Барышня!

Голос: Что вам угодно?

Господин: Соедините меня со «Славянским Базаром»!

Голос: Готово.

Господин: Алло! У вас есть свободные кабинеты?

Детский голос: Никого нет дома. Папа и мама к Серафиме Петровне поехали, а у Луизы Францовны  - грипп.

Господин: Вы кто? Из «Славянского Базара»? 

Детский голос: Я – Сережа... Мой папа – доктор. Он принимает по утрам.

Господин: Душечка, мне не доктор нужен, а «Славянский Базар».

Детский голос: Какой базар? (смех) А я знаю, кто вы. Вы – Павел  Андреевич! А мы от Кати письмо получили! (смех) Она на офицере женится! А вы когда же мне краски купите?..

(Господин бросает трубку, но затем снова звонит) 

Господин: Барышня, барышня, Соедините меня со «Славянским Базаром»! 

Хриплый бас: Ну, наконец-то! И Фукс с вами? 

Господин: Какой Фукс? Я прошу соединить со «Славянским Базаром»! 

Хриплый бас: Вы в «Славянском Базаре»! Хорошо, приеду! Сегодня же и кончим наше дело... Я сейчас! Закажите мне, голубчик, порцию солянки из осетрины. Я еще не обедал.

       (Господин в гневе бросает трубку)

Господин: Тьфу! Черт знает что! Должно быть в «Славянском  Базаре» телефон испортился. Попробую поговорить с «Эрмитажем». (звонит) Алло, барышня, соедините с «Эрмитажем». С «Эр-ми-тажем»!!! Алло, с кем говорю?

Голос: Центральная станция.

Господин: Тьфу, соедините с «Эрмитажем»! Ради Бога!

Голос: С Феррейном?

Господин: С «Эрмитажем»!

Голос: Готово.

Господин: Ну, кажется, кончились мои мучения! (вытирает лоб) Отдельные кабинеты у вас есть?

Детский голос: Папа и мама уехали к Серафиме Петровне, у Луизы Францевны –  грипп. Никого нет дома!

Господин: Это вы, Сережа?

Детский голос: А вы кто? (смех) Павел Андреевич?  Отчего вы у нас вчера не были?

Господин (кричит): Соедините с «Эрмитажем»! С рестораном, что на Трубной площади! Да вы слышите или нет?!

Голос: Отлично слышу-с. Но здесь не «Эрмитаж», а «Славянский Базар»!

Господин: Вы «Славянский Базар»?

Голос: Точно так-с... «Славянский Базар»!

Господин: Уф! Ничего не понимаю!

(звучит музыка вальса, на сцене вывеска «Банк», за столом сидит Хирин, рядом стоят Шипучин с женой)   

Шипучин: У нас, милая, сегодня юбилей, всякую минуту  может явиться сюда депутация от членов банка, а ты не одета. 

Шипучина: Правда, юбилей! Поздравляю, господа... Желаю вам... Значит сегодня собрание, обед... Это я люблю. А помнишь тот прекрасный адрес, который ты так  долго сочинял для членов банка? Его сегодня будут тебе читать?

(Хирин сердито кашляет)

Шипучин (смущенно): Милая, об этом не говорят... Право, ехала бы домой.

Шипучина: Сейчас, сейчас. В одну минуту расскажу и уеду... А когда моряк, - ах, эти моряки! – когда моряк узнал нечаянно, что меня зовут Татьяной, то знаешь, что он пел? (поет басом) «Онегин, я скрывать не стану, безумно я люблю Татьяну!..» (хохочет)

(Хирин сердито кашляет)

Шипучин: Однако, Танюша, мы мешаем Кузьме Николаичу. Поезжай домой, милая...

Шипучина: Ничего, ничего, пусть и он послушает, это очень интересно. Я сейчас кончу. На станцию выехал за мной Сережа... Погода была чудная...

(за сценой голоса: «Нельзя! Нельзя! Что вам угодно?» Входит Мерчуткина)                                 

Мерчуткина: (в дверях, отмахиваясь). Чего хватаете-то? Вот еще! Мне самого нужно!.. (Входит, Шипучину) Честь имею, ваше превосходительство... Жена губернского секретаря Настасья Федоровна Мерчуткина-с. 

Шипучин:  Что вам угодно? 

Мерчуткина: Изволите ли видеть, ваше превосходительство, мой муж, губернский секретарь Мерчуткин, был болен пять месяцев, и, пока он лежал дома и лечился, ему без всякой причины отставку дали, ваше превосходительство, а когда я пошла за его жалованьем, то они, изволите ли видеть, взяли и вычли из его жалованья двадцать четыре рубля тридцать шесть копеек. За что? – спрашиваю. «А он, говорят, из товарищеской кассы брал, и за него другие ручались». Как же так? Нешто он мог без моего согласия брать?  Так нельзя, ваше превосходительство! Я женщина бедная, только и кормлюсь жильцами... Я слабая, беззащитная... От всех обиду терплю и ни от кого доброго слова не слышу.

Шипучин: Позвольте... (Берет у нее прошение и читает стоя. 

Шипучина: (Хирину). Но нужно сначала... На прошлой неделе вдруг я получаю от мамы письмо. Пишет, что сестре Кате сделал предложение некий Грендилевский. Прекрасный молодой человек, но без всяких средств и никакого определенного положения... 

Хирин: (сурово). Позвольте, вы меня сбили! Вы, мама да Катя, а я вот сбился  и ничего не понимаю. 

Шипучина: Экая важность! А вы слушайте, когда с вами дама говорит! Отчего вы такой сердитый? Влюблены? (смеется)

Шипучин: (Мерчуткиной). Позвольте, однако, как же это? Я ничего не понимаю..

Шипучина: Влюблены? Ага! Покраснел! 

Шипучин: (жене). Танюша, поди, милая, на минутку в контору. Я сейчас. 

Шипучина: Хорошо. (уходит). 

Шипучин: Я ничего не понимаю. Очевидно вы, сударыня, не туда попали. Ваша просьба по существу совсем к нам не относится. Вы потрудитесь обратиться в то ведомство, где служил ваш муж. 

Мерчуткина: Я, батюшка, в пяти местах уже была, нигде даже прошения не приняли. Я уж и голову потеряла, да спасибо зятю Борису Матвеиичу, надоумил к вам сходить. «Вы, говорит, мамаша, обратитесь к господину Шипучину; они влиятельный человек, все могут...» Помогите, ваше превосходительство! 

Шипучин: Мы, госпожа Мерчуткина, ничего не можем для вас сделать. Поймите вы: ваш муж, насколько я могу судить, служил по военно-медицинскому ведомству, а наше учреждение совершенно частное, коммерческое, у нас банк. Как не понять этого? 

Мерчуткина: Ваше превосходительство, а что мой муж болен был, у меня докторское свидетельство есть. Вот оно, извольте поглядеть... 

Шипучин: (раздраженно). Прекрасно, я верю вам, но повторяю, это к нам не относится. (За сценой смех Татьяны Алексеевны; потом мужской смех.) (Взглянув на дверь.) Она там мешает служащим. (Мерчуткиной) Странно и даже смешно. Неужели ваш муж не знает куда вам обращаться?

Мерчуткина: Он, ваше превосходительство, у меня ничего не знает. Зарядил одно: «Не твое дело! Пошла вон!», да и все тут... 

Шипучин: Повторяю, сударыня: ваш муж служил по военно-медицинскому ведомству, а здесь банк, учреждение частное, коммерческое...

Мерчуткина: Так, так, так. Понимаю, батюшка. В таком случае, ваше превосходительство, прикажите выдать мне хоть пятнадцать рублей! Я согласна не все сразу. 

Шипучин: (вздыхает). Уф!

Хирин: Андрей Андреич, этак я никогда доклада не кончу! 

Шипучин: Сейчас, (Мерчуткиной) Вам не доплатили, но мы-то тут причем? И к тому же, сударыня, у нас сегодня юбилей, мы заняты... и может сюда войти кто-нибудь сейчас... Извините..

Мерчуткина: Ваше превосходительство, пожалейте меня, сироту! Я женщина слабая, беззащитная... Замучилась до смерти... И с жильцами судись, и за мужа хлопочи, и по хозяйству бегай, а тут еще зять без места. 

Шипучин: Госпожа Мерчуткина, я... Нет, извините, я не могу с вами говорить! У меня даже голова закружилась... Вы и нам мешаете, и время понапрасну теряете... (Вздыхает в сторону.) Вот пробка, не будь я Шипучин! (Хирину) Кузьма Николаич, объясните вы, пожалуйста, госпоже Мерчуткиной... ( Машет рукой и уходит в правление). 

Хирин: (подходит к Мерчуткиной, сурово) Что вам угодно?

Мерчуткина: Я женщина слабая, беззащитная... На вид может и крепкая, а ежели разобрать, так во мне ни одной жилочки нет здоровой! Еле на ногах стою и аппетита решилась. Кофей сегодня пила, и без всякого удовольствия. 

Хирин: Я вас спрашиваю, что вам угодно? 

Мерчуткина: Прикажите, батюшка, выдать мне пятнадцать рублей, а остальные хоть через месяц. 

Хирин: Но ведь вам, кажется, было сказано русским языком: здесь банк! 

Мерчуткина: Так, так... А если нужно, я могу медицинское свидетельство представить.

Хирин: У вас на плечах голова или что? 

Мерчуткина: Миленький, я ведь по закону прошу. Мне чужого не нужно. 

Хирин: Я вас, мадам, спрашиваю: у вас на плечах голова или что? Ну, черт меня подери совсем, мне некогда с вами разговаривать! Я занят. (Указывает на дверь.) Прошу! 

Мерчуткина: (удивленная). А деньги как же?.. 

Хирин: Одним словом, у вас на плечах не голова, а вот что... (Стучит пальцем по столу). 

Мерчуткина: (обидевшись). Что? Ну, нечего, нечего... Своей жене постукай... Я губернская секретарша... Со мной не очень! 

Хирин: (вспылив, вполголоса). Вон отсюда! 

Мерчуткина: Но, но, но... Не очень! 

Хирин: (вполголоса). Ежели ты не уйдешь сию секунду, то я за дворником пошлю! Вон! (топочет ногами).

Мерчуткина: Нечего, нечего! Не боюсь! Видали мы таких... Скважина! 

Хирин: Кажется, во всю свою жизнь не видал противнее... Уф! Даже в голову ударило... (тяжело дышит). Я тебе еще раз говорю... Слышишь? Ежели ты, старая кикимора, не уйдешь отсюда, то я тебя в порошок сотру! У меня такой характер, что я могу из тебя на весь век калеку сделать! Я могу преступление совершить! 

Мерчуткина: Собака лает, ветер носит. Не испугалась. Видали мы таких. 

Хирин: (в отчаянии). Видеть ее не могу! Мне дурно! Я не могу! (идет к столу и садится). Напустили баб полон банк, не могу я доклада писать! Не могу! 

Мерчуткина: Я не чужое прошу, а свое, по закону. Ишь, срамник! В присутственном месте в валенках сидит... Мужик...

(Входит Шипучин с женой).

Шипучина: Поехали мы на вечер к Бережницким. На Кате было голубенькое фуляровое платье с легким кружевом и открытой шейкой... Ей очень к лицу высокая прическа, и я ее сама причесала... Как оделась и причесалась, ну просто очарование! 

Шипучин: (уже с мигренью). Да, да... очарование... Сейчас могут прийти сюда.

Мерчуткина: Ваше превосходительство!. 

Шипучин: (уныло). Что еще? Что вам угодно? 

Мерчуткина: Ваше превосходительство!.. ( Указывает на Хирина.) Вот этот, вот самый... вот этот постучал себя пальцем по лбу, а потом по столу... Вы велели ему мое дело разобрать, а он насмехается и всякие слова. Я женщина слабая, беззащитная.

Шипучин: Хорошо, сударыня, я разберу, я приму меры... Уходите... после!.. (в сторону). У меня подагра начинается!..

Хирин: (подходит к Шипучину, тихо). Андрей Андреич, прикажите послать за швейцаром, пусть ее в три шеи погонит! Ведь что это такое? 

Шипучин: (испуганно). Нет, нет! Она визг поднимет, а в этом доме много квартир. 

Хирин: (плачущим голосом). Но ведь мне доклад надо писать! Я не успею!.. Я не могу!

Мерчуткина: Ваше превосходительство, когда же я получу? Мне нынче деньги надобны. 

Шипучин: (в сторону, с негодованием) За-ме-ча-тель-но подлая баба! (Ей, мягко) Сударыня, я уже вам говорил. Здесь банк, учреждение частное, коммерческое... 

Мерчуткина: Сделайте милость, ваше превосходительство, будьте отцом родным...Ежели медицинского свидетельства мало, тоя могу и из участка удостоверение представить. Прикажите выдать мне деньги!

Шипучин: (тяжело вздыхает). Уф! 

Шипучина: (Мерчуткиной). Бабушка, вам же говорят, что вы мешаете. Какая вы, право.

Мерчуткина: Красавица, матушка, за меня похлопотать некому. Одно только звание, что пью и ем, а кофей нынче пила без всякого удовольствия. 

Шипучин: (в изнеможении, Мерчуткиной). Сколько вы хотите получить? 

Мерчуткина: Двадцать четыре рубля тридцать шесть копеек. 

Шипучин: Хорошо! (достает из бумажника 25 руб. и подает ей). Вот вам  двадцать пять рублей. Берите и уходите.

( Хирин сердито кашляет).

Мерчуткина: Покорнейше благодарю, ваше превосходительство...(Прячет деньги).

Шипучин: Уф! 

Шипучина: (садясь около мужа).Однако мне пора домой... Но я еще не кончила... Что было! Ах, что было! Итак, поехали мы на вечер к Бережницким... Ничего себе, весело было, но не особенно... Был, конечно, и Кати воздыхатель Грендилевский... Ну, я с Катей поговорила, поплакала, повлияла на нее, она тут же на вечере объяснилась с Грендилевским и отказала ему. Ну, думаю, все устроилось как нельзя лучше: маму успокоила, Катю спасла и теперь сама могу быть спокойна... Что же ты думаешь? Перед самым ужином идем мы с Катей по аллее и вдруг... (Волнуясь). И вдруг слышим выстрел. Нет, я не могу говорить об этом хладнокровно! Нет, не могу! 

Шипучин: (вздыхает). Уф! 

Шипучина: (плачет). Бежим к беседке, а там... там лежит бедный Грендилевский с пистолетом в руке... 

Шипучин: Нет, я этого не вынесу! Я не вынесу! (Мерчуткиной.) Вам что еще нужно? 

Мерчуткина: Ваше превосходительство, нельзя ли моему мужу опять поступить на место?

(Немая сцена). 

Ведущий: Антону Павловичу Чехову принадлежат слова: «Тогда человек станет лучше, когда вы покажете ему, каков он есть».

Господа, становитесь лучше!

В 1912 году при раскопках древнего города Ахетатона немецкий египтолог Людвиг Борхард обнаружил скульптурный портрет царицы Нефертити в голубой короне. Тогда же, в археологическом отчете им была сделана запись: «Описывать бесцельно, смотреть». Дорогие друзья, я думаю, что где-то на заре четвертого или пятого тысячелетия на развалинах нынешних библиотек какой-нибудь библиоман во время раскопок обнаружит вот этот томик А.П.Чехова «Юбилей», и я уверена, что в его отчете останется такая запись: «Описывать бесцельно – читать!»

(Звучит мелодия вальса. Смена декорации. Купе вагона. В вагоне молодая дама в перчатках и с веером, грудь ее взволнованно вздымается. Напротив – молодой человек. Он – писатель. Гудок отходящего поезда и стук колес.) 

Писатель: О, я постигаю вас! Ваша чуткая, отзывчивая душа ищет выхода из лабиринта... Да! Борьба страшная, чудовищная, но не унывайте! Вы будете победительницей! Да!

Дама: Опишите меня, Вольдемар! Жизнь моя так полна, так разнообразна, так пестра... Но главное – я несчастна. Я страдалица во вкусе Достоевского... Покажите миру мою душу, Вольдемар, покажите эту бедную душу. Вы – психолог. Не прошло и часа, как мы сидим в купе и говорим, а вы уже постигли меня всю, всю! 

Писатель: Говорите! Умоляю вас, говорите! 

Дама: Слушайте. Родилась я в бедной чиновничьей семье .Отец добрый малый, но дух времени и среды... vous comprenes, вы понимаете, я не виню моего бедного отца. Он пил, играл в карты, брал взятки... Мать же... Да что говорить! Нужда, борьба за кусок хлеба, сознание ничтожества... Ах, не заставляйте меня вспоминать! Мне нужно самой пробивать себе путь. Уродливой институтское воспитание, чтение глупых романов, ошибки молодости, первая робкая любовь... А борьба со средой? Ужасно! А сомнения? А муки зарождающегося неверия в жизнь, в себя?.. Ах! Вы писатель и знаете нас, женщин. Вы поймете... К несчастью я наделена широкой натурой... Я ждала счастья, и какого! Я жаждала быть человеком! Да! Быть человеком – в этом я видела свое счастье! 

Писатель: Чудная! (целует руку около браслета). Не вас целую, а страдание человеческое! Помните Раскольникова? Он так целовал. 

Дама: О, Вольдемар! Мне нужна была слава... шум, блеск, как для всякой – к чему скромничать – недюжинной натуры. Я жаждала чего-то необыкновенного... не женского! И вот... И вот подвернулся на моем пути богатый старик – генерал... Поймите меня, Вольдемар! Ведь это было самопожертвование, самоотречение, поймите вы! Я не могла поступить иначе. Я обогатила семью, стала путешествовать, делать добро... А как я страдала, как невыносимы, низменно пошлы были для меня объятья этого генерала, хотя, надо отдать ему справедливость, в свое время он храбро сражался. Бывали минуты... ужасные минуты! Но меня подкрепляла мысль, что старик не сегодня- завтра умрет, что я стану, жить как хотела, отдамся любимому человеку, буду счастлива... У меня есть такой человек, Вольдемар! Видит Бог, есть! (Она усиленно машет веером. Лицо принимает плачущее выражение). Но вот старик умер... Мне он оставил кое-что, я свободна, как птица. Теперь-то и жить мне счастливо ... Не правда ли, Вольдемар? Счастье стучится ко мне в окно. Стоит только впустить его, но... нет! Но как все пошло, гадко и глупо на этом свете! Как все подло, Вольдемар! Я несчастна, несчастна, несчастна! На моем пути опять стоит препятствие! Опять я чувствую, что счастье мое далеко, далеко! Ах, сколько мук, если б вы знали! Сколько мук! 

Писатель: Но что же? Что стало на вашем пути? Умоляю вас говорите! Что же? 

Дама: Другой богатый старик...

(Стук колес. Поезд мчится дальше. Звучит романс «В лунном сиянье» 3 куплет) 

Вспомнился зал мне

С шумной толпою,

Личико милой

С белой фатою...

«Динь-динь-динь, динь-динь-динь!» - 

Звон бокалов звучит...

С молодою женой

Мой соперник стоит!..

(Сцена вокзала. Звучит марш «Прощанье славянки» в исполнение духового оркестра. «Тонкий» выходит из вагона. В руках у него чемоданы, картонки. За ним стоят жена и сын. «Толстый» только что пообедал на вокзале, губы лоснятся маслом, он потирает живот, платком вытирает жирные губы.) 

Читать продолжение сценария по творчеству Чехова. Стр. 2

АВТОР: Коломиец Лидия Петровна (режиссер, сценарист) 

Внимание авторский контент! Защищен от плагиата. Запрещено к перепечатке любой части текста! Если вы хотите рассказать об этом интересном и познавательном сценарий литературный вечер по творчеству Чехова - поставьте ссылку на эту страницу.

Если вам понравились работы Лидии Петровны Коломиец, а также если они пригодились вам при подготовке праздничных мероприятий, вы можете выразить автору свою благодарность. 

РАЗДЕЛ: Сценарии праздников в школе

Загрузка...

Новогодние поздравления

ГЛАВНОЕ МЕНЮ

Загрузка...

ПРАЗДНИКИ В ЦИТАТАХ

У каждого праздника - свой запах. Новый год пахнет хвоей и мандаринами, день рождения - воздушными шарами и взбитыми сливками на макушке торта, свадьба пахнет поцелуем, а именины пахнут молоком. И только праздник счастья пахнет всякий раз неповторимо. И неуловимый шлейф этого запаха меняется с каждой секундой, ускользая и растворяясь внутри…

Констанс Винка Майорелле

ПРАЗДНИКИ В ЦИТАТАХ

Праздник - это день, когда вселенная крутится вокруг тебя, а ты крутишься вокруг вселенной.

Праздник - это солнце, которое никогда не обжигает, но светит ярко.

Праздник - это ветер, который освежает, но не приносит бурю.

Констанс Винка Майорелле  

Наверх
Сайт о праздниках ljubimyj-prazdnik.ru